Воскресенье, 18.11.2018, 02:10
Приветствую Вас Гость | RSS



ГЕОГРАФИЯ





Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 142
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Первые зимовщики на Новой Земле


ПЕРВЫЕ ЗИМОВЩИКИ НА НОВОЙ ЗЕМЛЕ

Наш самый большой заполярный остров с давних пор посещался поморскими промышленниками, которые занимались там охотой на моржей, ловлей гольца, добычей пушных зверей. Но долгое время никто не решался зимовать на суровой арктической суше.
Первыми постоянными обитателями острова стали члены семьи ненца Фомы Вылки, который в 1869 г. на лодке перебрался на Новую Землю из большеземельской тундры и поселился на побережье залива Моллера. Сюда же со временем переселилось еще несколько ненецких семей, основавших первое на острове становище Малые Кармакулы.
Судьба "самоедов", заброшенных на самую окраину обитаемого мира, а также положение поморских промышленников, вынуждаемых обстоятельствами иногда оставаться здесь на зимовку, побудила известного государственного деятеля адмирала К. Н. Посьета, бывшего в это время председателем общества спасания на водах, создать на Новой Земле спасательную станцию. Для ее организации на остров был командирован штабс-капитан Евстафий Алексеевич Тягин, в обязанности которого, кроме руководства постройкой станции, вменялось изучение условий быта первопоселенцев и производство метеорологических наблюдений. Имя Тягина неизменно упоминается в современной полярной литературе в связи с основанием в 1878 г. станции в Малых Кармакулах.
...Е. А. Тягин направился на Новую Землю на попутном судне поморов-промышленников с артелью рабочих-строителей, захватив с собой жену и двухлетнего сына. После изнурительного, почти двухнедельного перехода шхуна бросила якорь на рейде Малых Кармакул. Высадившись на берег, Тягин поспешил к построенному прошлым летом главному зданию станции, "приюту". Картина, представившаяся его взору в доме, оказалась удручающей: комнаты были донельзя грязные, всюду валялись объедки, уже испускавшие зловоние. Даже постели ненцев, умерших зимой от цинги, не были убраны. Прежде чем поселиться в доме, пришлось заняться очисткой помещений. Одновременно приехавшие рабочие заканчивали строительство вспомогательных построек станции. Только спустя полтора месяца оказалось возможным перебраться в дом, а 17 сентября шхуна отправилась обратно в Архангельск.
С грустью и тревогой смотрел Тягин вслед уходившему судну, постепенно скрывавшемуся за горизонтом: впереди был год одиночества, год без связи с остальным миром. Под стать его подавленному настроению изменилась погода. Пошел снег, быстро покрывший равнинные участки острова. На его фоне еще более мрачно выглядели темные скалы на склонах возвышенностей, окружавших маленькое селение. Вид его был также достаточно уныл. Весь поселок состоял из четырех домов, три из которых были построены в Сумском посаде и в разобранном виде перевезены на остров: "приют" семьи Тягиных, дом ненцев и баня, да еще небольшой дом, построенный по норвежскому проекту одним из мурманских промышленников. Над поселком — небольшой холм со скромной часовней, возле которой ржавела старая сигнальная пушка. У пристани — перевернутые вверх килем поморские лодки-карбасы.
После первого снегопада в Кармакулы стали собираться ненцы, находившиеся на промысле в других частях острова. Теперь количество людей, остававшихся зимовать в заливе Моллера, достигло сорока двух: кроме жителей поселка, неподалеку, в устье реки Гусиной, в двух промысловых избушках поселились пятеро промышленников-зырян, пришедших с Печоры на старой плоскодонной лодке.
26 октября зимовщики в последний раз видели солнце. Наступала долгая полярная ночь, когда тьма рассеивалась всего лишь на несколько часов. Ни регулярные метеорологические наблюдения, которые вел Тягин, ни чтение, ни общение с семьей не могли заполнить медленно тянувшегося времени. Иногда Тягин отправлялся на экскурсию в окрестности становища: к морю, ступая по острым, вертикально стоявшим плиткам известняка; в тундру, где его окружали отвесные скалы и лишенные растительности холмы; в ближайшую долину, по дну которой бежал прозрачный ручей. Вдали виднелись снежные вершины гор. Порой казалось, что их покрытые осыпями склоны совсем близко. Но, измученный ходьбой, Тягин возвращался назад. И желание достичь белевших льдом на горизонте вершин оставалось неутоленным...
С наступлением зимы вплотную встал вопрос о пропитании населения поселка.
Собственные запасы Тягина были достаточно солидны. В изобилии были консервированные бульоны и щи, сгущенное молоко. Недостаток свежего мяса восполнялся осенью обилием свежей рыбы, которую ловили в расположенных поблизости озерах. Там были голец, мойва, сиг. Ненцы же были обеспечены продовольствием гораздо хуже. Гололед отогнал оленей на восток острова, и охота на них стала невозможна. Запас мяса у большинства ненецких семей был невелик. А иной пищи население острова практически не знало. Отчасти поэтому и возникла мысль отправиться на восточное побережье острова, как принято было говорить, на "карскую сторону".
Тягин решил предпринять смелую попытку пересечь Новую Землю с запада на восток, надеясь, что горный хребет, протянувшийся по всей длине острова, окажется проходимым. Первый опыт такого похода закончился в свое время неудачно. Помощник П. К. Пахтусова С. А. Моисеев с кондуктором Г. С. Рогачевым, выйдя из губы Крестовой Северного острова, в течение шестнадцати дней упорно двигались на восток. Но из-за болезни глаз путешественники вернулись, не достигнув Карского побережья. В поход Тягин намеревался отправиться в третьей декаде марта. Однако ему советовали подождать. В то время, как горизонт на западе был чист, с востока тянулись веерообразные перистые облака. По приметам ненцев, это предвещало ухудшение погоды. Действительно, 21 марта ветер обрушился на поселок с силой, превосходившей ураганную. Поэтому прошло более двух недель, прежде чем караван Тягина смог отправиться в путь.
12 апреля на двое нарт погрузили корм для собак, керосиновую кухню, дрова, инструменты, палатку и двухнедельный запас продуктов — всего более семи пудов. Все население Малых Кармакул высыпало из жилищ, чтобы пожелать отряду доброго пути. Звучали ружейные выстрелы прощального салюта. И когда упряжки тронулись, ненцы еще долго бежали за нартами...
Поскольку прямой путь на восток через горный хребет казался невозможным, в поисках перевала отряд направился на юг, следуя расположенной здесь системе озер, а затем на юго-запад, по долине реки Кармакулки, местами занятой скалами, где собаки едва вытаскивали нарты на крутые откосы. Продвинувшись таким образом километров на двадцать пять, Тягин и его спутники остановились на ночлег.
Здесь же впервые была испытана палатка собственной конструкции Тягина, полотно которой натягивалось на специальные деревянные дуги, устанавливавшиеся на санях.
Утром, наскоро сварив кофе в той же суповой кастрюле, двинулись дальше. Однако скоро вынуждены были снова остановиться: дорогу преграждал крутой поперечный хребет, путь вдоль склона которого оказался необычайно труден. Здесь выпал из нарт ящик с инструментами, из-за чего остановился находившийся там хронометр. Сломались нарты. Тягин разбил очки и потерял ружейный шомпол. Измученные собаки отказывались идти.
На следующий день караван достиг верховьев Кармакулки. Она начиналась слиянием ручьев, вытекавших из-под ледников, которые спускались с обеих сторон долины. С трудом двигаясь по ней, достигли перевала, преодолев который, спустились в очередную долину. Здесь Тягин наблюдал любопытное явление новоземельской природы. Лежавший ночью на низменных местах туман утром начал подниматься не всей массой, как обычно, а частями, в виде быстро увеличивавшихся в высоту столбов...
Ветер и метель не дали путникам далеко уйти и на следующий день. Для ночлега вырыли пещеру прямо в снегу. Закрыв входное отверстие парусом, скоро почувствовали приятное тепло и, впервые за все дни путешествия, крепко заснули.
...Тягин проснулся, когда лучи солнца, пробившись сквозь толщу снега, залили внутренность пещеры бледно-голубым светом. Вокруг никого не было. Ненцы ушли на охоту, но скоро вернулись ни с чем. Оленей поблизости не оказалось. Это ставило отряд в критическое положение — взятый для собак недельный запас мяса подходил к концу. Решили идти на восток еще сутки. Но измученные собаки едва тащили нарты. Двигались необычайно медленно, так как большинство животных на остром льду поранило лапы и приходилось часто останавливаться, чтобы сделать им перевязку.
Из последних сил собаки вытащили нарты на господствовавший над местностью скалистый кряж. С высоты открывалась широкая панорама бугристой снежной равнины, изрезанной руслами небольших рек. С севера и юга громоздились горы, более высокие, чем те, что остались за спиной путешественников. Их черные вершины были почти свободны от снега. Далеко на востоке клубился туман - не было ли это долгожданное Карское море? Рисковать жизнью спутников и своей Тягин не хотел. Водрузив в достигнутой точке шест, он повернул караван назад. Скоро отряд вышел к оставленному несколько дней назад складу с провиантом. Люди и собаки были спасены. Санный поход Тягина дал первое представление о природе внутренних районов Новой Земли.
Вернувшись из путешествия под крышу своего дома, Тягин застал его не в лучшем состоянии. Из-за того, что глиняная промазка к началу зимы не успела просохнуть, от пола и потолка несло холодом. От частых оттепелей двойные стены отсырели. Снег, набившийся в щели кровли, таял, и внутрь помещения попадала вода. Неудачной оказалась и ориентировка дома фасадом с севера на юг: во время господствовавшего здесь сильного восточного ветра, "встока", ветренная сторона здания подставляла его порывам наибольшую площадь.
Еще хуже обстояли дела в домике ненцев. Там прочно поселилась цинга. Несмотря на заблаговременно принятые меры — мытье полов известковой водой, окуривание помещения вереском (цинга тогда считалась инфекционным заболеванием), еще в начале зимы заболел Фома Вылка, а затем и другой ненец. Теперь оба помещения были полны опухшими от цинги больными.
Тягин имел в своем распоряжении необходимые лечебники, но способы врачевания этой мало известной в Европе болезни там указаны не были. Пришлось воспользоваться рецептом, издавна применявшимся поморами, и составить снадобье из отвара вереска, сосновой хвои и селитры. Лекарство помогло: опухоли быстро опадали, но больные еще долго оставались слабыми. Однако часть ненцев отказалась принимать лекарство, поэтому за зиму в Кармакулах умерли от цинги семь человек.
В течение всей зимы Тягин не имел возможности сообщить на Большую землю о своей судьбе. Отсутствие известий, рассказы о том, что новоземельские зимовщики нередко погибают от цинги, породили слухи о том, что Тягина и его семьи уже нет в живых. С началом лета К. П. Посьет обратился в морское министерство с просьбой послать на Новую Землю одно из военных судов Архангельского порта. Разрешение было дано, 21 июля 1879 г. шхуна "Бакан" вышла из устья Северной Двины и взяла курс к берегам острова.
Когда корабль вошел в залив Моллера и подошел к Малым Кармакулам, все с радостью увидели, что над домом "приюта" плещется яркий флаг. "Бакан" приветствовал его орудийным салютом. В отошедшем от берега навстречу кораблю карбасе прибывшие увидели Тягина. Очевидец так описывает встречу с ним: "Мы послали людей по вантам и дружным "ура" приветствовали новоземельского подвижника. Тягин взошел на шканцы радостный и взволнованный, и мы все были тронуты до слез; словом, свидание было самым задушевным".
По его свидетельству, результаты зимовки Тягина оказались довольно значительными. В первую очередь, это были данные метеорологических наблюдений. Неожиданно оказалось, что зима на Новой Земле не отличалась исключительной суровостью: температура большей частью держалась около -11 ?С и лишь в редких случаях падала до -31 ?С. Средняя температура зимних месяцев составляла -12 ?С. Незначительным было и количество выпавшего снега, но частые ветры, достигавшие силы шторма, срывали снег со склонов гор и заносили дома до крыш. Продолжительный и сильный ветер порой долго не позволял покинуть жилище, выдувал тепло из помещений и, по словам Тягина, доводил зимовщиков до отчаяния. Высокая влажность была причиной того, что поверхностный слой снега подтаивал и с наступлением заморозков промерзал, образуя прочный наст, по которому свободно можно было ходить.
Метеорологические наблюдения были не единственным результатом работы Е. А. Тягина на острове. Он собрал полную и интересную коллекцию зимовавших на острове птиц, собранный им гербарий насчитывал 58 видов растений. Но главное, личным опытом зимовщик доказал, что человек может постоянно жить на Новой Земле.



Каталог сайтов

Поиск

Подарки ручной работы


Питомник мейн кунов

Copyright MyCorp © 2018
Создать бесплатный сайт с uCoz