Понедельник, 28.09.2020, 11:19
Приветствую Вас Гость | RSS



ГЕОГРАФИЯ





Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 142
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

История Баргузинского заповедника


Россия издавна славилась богатством мягкого золота. А темный соболь-баргузинец с высоким густым мехом пользовался особым спросом. Еще Иван Грозный издавал высочайшее повеление, мол, кто осмелится продать в чужеземную державу живого русского соболя, “тому голову сечи!”.
В начале двадцатого века соболь, как и некоторые другие ценные промысловые животные, в результате неограниченной добычи по всей Сибири оказался на грани исчезновения.
Нужны были срочные и решительные меры для спасения “фаворита” пушного царства от вымирания. 16 апреля 1912 года правительство приняло постановление, в котором признало необходимым скорейшее распространение на Сибирь закона об охране соболя и указало на неотложность выделения заповедных участков. Прогрессивная общественность России, специалисты-зоологи понимали, что временный запрет охоты не спасет животных. “Единственным условием, — писал охотовед А. А. Силантьев, — является устройство заповедников, которые служили бы местом спокойного существования и размножения соболей и расселения их в прилегающие районы”. Под его руководством в департаменте Земледелия были подготовлены программные документы для ведения работ по сохранению ценного пушного зверька от уничтржения: “Проект обследования соболиных районов России в 1913—1915 годах” и “Проект изучения соболя как объекта промысла и обследования соболиных промысловых районов России”.

К ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ БАРГУЗИНСКОГО СОБОЛЯ

Итоги научной деятельности в Баргузинском заповеднике в начальный период его существования уже рассматривались в статье О.К. Гусева (1960). Принимая во внимание, что с той поры минуло 35 лет, мы сочли полезным вновь обратиться к этой теме и подытожить все, что было сделано в области изучения соболя за 80 лет существования заповедника. Во избежание повторений мы опускаем часть сведений, не относящихся непосредственно к проблеме соболя, а также что, что уже достаточно подробно описано в упомянутой выше публикации.
Темные соболи северо-восточного побережья Байкала, известные как баргузинские, издавна привлекали внимание охотников и торговцев пушниной. Однако, систематическое изучение соболей этого региона началось только с 1914 года с прибытием на Байкал экспедиции Г.Г. Доппельмаира.
В течение двух лет продолжались комплексные исследования, на основании которых в 1916 году Баргузинский заповедник официально начал свое существование. Однако разнообразные ценные материалы, собранные экспедицией, были опубликованы лишь 10 лет спустя после завершения полевых исследований в книге “Соболиный промысел на северо-восточном побережье Байкала” (1926). Это издание представляет собой серию очерков, написанных членами экспедиции Г.Г. Доппельмаиром, К.А. Забелиным, З.Ф. Сватошем, А.Д. Батуриным, и объединенных основной задачей - дать достаточно полную характеристику территории заповедника и смежного с ним эксплуатационного участка. В книге описаны не только природные особенности региона, но и основные объекты охотничьего промысла, сам промысел, его экономика и уклад жизни местного населения. Очерк, посвященный биологии соболя, а также значительная часть других материалов принадлежат перу Г.Г. Доппельмаира. К.А. Забелиным написаны четыре раздела книги. В том числе статистико-экономический очерк быта тунгусов и раздел о населении Баргузинского уезда и его отношении к соболиному промыслу. З.Ф. Сватошем - очерки о байкальском тюлене, тарбагане и зайце. Перу А.Д. Батурина принадлежит очень живое описание соболиного промысла. Эта книга, изданная тиражом 1000 экз., давно стала библиографической редкостью, но не утратила своей ценности до настоящего времени. Малочисленность и скрытность соболя не позволили членам Баргузинской экспедиции собрать достаточно полные сведения о жизни соболя. В качестве подсобного метода решении задачи, как впрочем и попыткой к разведению ценного зверька в неволе, явилось создание в 1915 году в п. Сосновка соболиного питомника. Вначале здесь было всего лишь два зверька, но со времени питомник расширился. Трудности с финансированием и оторванность от ближайших населенных пунктов катастрофически усложняли задачи соболеводства. Все это привело к тому, что от содержания соболиного питомника в заповеднике в конце концов отказались, и он вновь создан близ с. Баргузин.
Первые годы существования заповедника совпали с периодом революции, Гражданской войны и послевоенной разрухи. В столь сложной обстановке, при отсутствии должного финансирования и охраны, судьба заповедника находилась под угрозой. Без преувеличения можно сказать, что в эти годы Баргузинский заповедник сохранился лишь благодаря самоотверженности и энтузиазму таких сотрудников как З.Ф. Сватош и К.А. Забелин.
В критической ситуации, когда необходимо было сохранить заповедник от расхищения, а соболей - от полного уничтожения, научные исследования по-видимому сами собой отступали на второй план. Вероятно по этой причине значительная часть собранного фактического материала по биологии соболя была передана З.Ф. Сватошем другим специалистам, например, П.А. Мантейфелю (1934), С.С. Фолитареку (1948) и др., а некоторые из написанных им статей остались в архивах в виде рукописей.
Из рукописей следует упомянуть:
Материалы по изучению биологии соболя в Баргузинском заповеднике (1932).
Размножение соболя в Баргузинском заповеднике (год отсутствует).
Пора озаботиться надлежащим образом о сохранении от полного истребления нашего баргузинского соболя (1935).
История возникновения баргузинского заповедника и современное его состояние (1932).
Все эти работы остались неопубликованными, но их материалы были использованы другими авторами, писавшими о соболях Восточной Сибири (Фаворский, 1935; Фетисов, 1947 и др.).
В числе опубликованных статей, кроме уже упоминавшихся выше разделов книги “Соболиный промысел на северо-восточном побережье Байкала, следует отметить две статьи о байкальском тюлене (1923, 1926) и Голондинском заказнике (1931).
Сохранившиеся материалы тех лет весьма скудны. Однако создается впечатление, что З.Ф. Сватош, как человек решительного характера был сторонником твердых радикальных мер в разрешении соболиной проблемы. Вероятно этим объясняется его склонность к клеточному разведению соболей, особенно усилившаяся в последние годы жизни. И в этом отношении надежным помощником была его жена Е.А. Сватош.
К.А. Забелин в апреле 1916 года был командирован из Петрограда в Сосновку на должность заведующего заповедником. С 1924 по 1931 год Забелин работает на должности специалиста по охоте в Управлении лесами Народного Комиссариата земледелия Бурят-Монгольской АССР. Последние годы жизни К.А. Забелин заведовал эксплуатационным участком при Баргузинском заповеднике и умер в 1934 году.
Научные интересы Забелина лежали в основном в плоскости практического охотоведения. Его печатные работы посвящены организации и экономике охотничьего хозяйства, технике охотничьего промысла, охотничьим угодьям, вопросам охраны соболя и др. животных (1917; 1925; 1926 а; 1926 а; 1926 в; 1926 г; 1926 д; 1926 е; 1929 а; 1929 б; 1929 в; 1929 г; 1930). В ряде статей он касается вопросов разведения соболей в неволе (1927 а; 1927 б; 1928 а; 1928 б; 1928 в).
В сентябре-ноябре 1932 года в заповеднике и на сопредельной с ним территории работала Баргузинская экспедиция ВНИИПО, занимаясь специальным охотустройством. Результаты деятельности этого отряда были изложены О.Л. Правдиной в отчете по теме “Соболь” за 1932 год и характеризовали численность, распределение и стации соболя. Отчет хранится в виде рукописи в архивах БГЗ.
В летне-осенний период 1933 г. по заданию Иркутского филиала ВНИИПО в высокогорье Баргузинского заповедника, в верховье р. Большой Черемшаны проводил обследование Н.В. Некипелов. Результаты этой работы изложены автором в рукописи “К вопросу об экологии соболя в высокогорной части Баргузинского хребта”, находящейся в фондах Баргузинского заповедника.
В 1933-1934 г.г. на территории Баргузинского заповедника был организован биопункт иркутского филиала ВНИИПО (Всесоюзного научно-исследовательского института промысловой охоты), Заведующий биопунктом, а впоследствии - егерь заповедника Тарасов П.П. выполнял с 1933 по 1936 год тему по изучению баргузинского соболя. Незаурядная энергия и увлеченность, с которыми П.П. Тарасов отдался работе, позволили ему собрать за короткий срок богатый урожай и разнообразный материал по экологии соболя. Им приведены первые абсолютные учеты соболя и подкормка зверьков. Рукопись “Материалы по экологии баргузинского соболя” (1934), включая также список птиц Баргузинского заповедника, дополненный 30 видами впервые отмеченными автором, к сожалению осталась неопубликованной. Некоторые материалы из этой работы были использованы в книге Фаворского (1935), а сама рукопись цитировалась рядом автором (Фаворский, 1935; Тимофеев, 1948 и др.). Из статей, опубликованных П.П. Тарасовым по материалам, собранным в Прибайкалье наиболее интересной с точки зрения изучения экологии соболя является статья “О роли кедра в жизни таежных зверей и птиц”, написанная совместно с В.Н. Скалоном. В 1935-1937 г.г. в заповеднике работал зоолог В.К. Тимофеев. В результате исследований по теме “Экология баргузинского соболя” в 1947 году он опубликовал статью того названия. В ней В.К. Тимофеевым были использованы не только результаты собственных наблюдений, но и материалы рукописных отчетов П.П. Тарасова. Эта сводка явилась заметным вкладом в дело изучения баргузинского соболя, но, к сожалению, еще многое в экологии зверька оставалось неясным.
В конце тридцатых годов исследования по соболю продолжил научный сотрудник заповедника И.Н. Корнеев. Им, в частности, проведено обследование угодий в Кабанском районе Бурятии с целью реакклиматизации соболя и подготовлены соответствующие рекомендации. И.Н. Корнеевым сделан ряд интересных наблюдений о неблагополучной зимовке соболей в сезон 1937-1938 г.г. В частности, отмечена миграция соболей из заповедника и появление их на п-ве Святой Нос. Наблюдения И.Н. Корнеева не были опубликованы и остались в фондах заповедника в виде рукописей. Сам И.Н. Корнеев с началом великой Отечественной Войны был мобилизован на фронт и погиб в 1941 г.
В 1940-1941 г.г. исследованиями экологии соболя был занят Б.Ф. Белышев. Обработав архивный материал, включая многолетние сбора З.Ф. Сватоша, он подготовил статью “Материалы по размножению баргузинского соболя” (1950). В 1941 г. им написана статья “К ранневесеннему питанию баргузинского соболя”, опубликованный лишь в 1960 г. Рукопись еще одной статьи 1941 г., освещающей численность и учеты соболя, хранится в архивах заповедника. В 1959 г. появилась публикация Б.Ф. Белышева, посвященная распространению соболей в Приангарье.
Отечественная война надолго прервала многие научные исследования, проводившиеся в заповеднике. Серьезная работа по соболю возобновилась только к пятидесятым годам.
Научный сотрудник эмбриолог Ю.Б. Баевский, выполнявший с 1951 по 1955 год тему “Половой цикл и плодовитость баргузинского соболя” добился в своих исследованиях очень важных в научном и практическом отношении результатов. Им впервые изучено зародышевое развитие соболя и такой феномен, как диапауза. Баевским получены конкретные фактические материалы по плодовитости баргузинского соболя. Результаты научных работ Ю.Б. Баевского изложены им в кандидатской и докторской диссертациях и целой серии публикаций (1955; 1956; 1957 а; 1957 б; 1958; 1960 а; 1960 б; 1968; 1970; 1971; 1976).
Одновременно с Ю.Б. Баевским с 1951 до 1954 г. в заповеднике работала Н.М. Баевская, выполнявшая тему “Кормовые ресурсы баргузинского соболя и их влияние на его плодовитость”. Публикаций о проведенных исследованиях Н.М. Баевская не оставила, но основные результаты ее работ изложены в статье О.К. Гусева “Научно-исследовательская деятельность Баргузинского заповедника” (1960).
В пятидесятые годы Советский Союз вступил в полосу экономического подъема и восстановления разрушенного войной хозяйства. Интенсивно начали осваиваться малонаселенные районы страны. Движимые юношеской романтикой молодые специалисты уезжали из крупных городов в самые отдаленные уголки Союза. Пополнились молодыми биологами и штаты заповедников.
В начале пятидесятых годов к изучению экологии баргузинского соболя подключились О.К. Гусев и Б.С. Латынский. Они участвовали в исследованиях по темам “Разработка методов количественного учета соболя в горно-таежный районах Сибири” и сборах материалов по организации опытного соболиного хозяйства на северо-восточном побережье Байкала. Ряд заповедников был закрыт, а площадь других сильно уменьшена. До 52400 га урезали и территорию Баргузинского заповедника. На бывшей северной части территории заповедника предлагалось учредить опытное соболиное хозяйство. К счастью, в 1958 г. территория Баргузинского заповедника постановлением правительства вновь была расширена до 248200 га. Результаты работы Б.С. Латынского нашли отражение на страницах отчетов, хранящихся в фондах заповедника и в совместной с О.К. Гусевым рукописи “Материалы к организации опытного соболиного хозяйства на северо-восточном побережье Байкала” (1957). Обширные материалы О.К. Гусева послужили основой для серии статей, посвященных различным сторонам экологии баргузинского соболя, методике учета численности и вопросам практического ведения соболиного хозяйства (1956; 1957; 1959; 1960 а; 1960 б; 1960 в; 1960 д; 1960 е; 1960 ж; 1961 а; 1961 б; 1961 в; 1961 г; 1965 а; 1966; 1967; 1971 а; 1971 б; 1975; 1977; Гусев, Ткаченко, 1972).
В эти же годы некоторое время исследованиями зимней экологии соболя занимался С.П. Кирпичев, в дальнейшем полностью переключившийся на изучение каменного глухаря. В архивах Баргузинского заповедника хранится рукопись С.П. Кирпичева “Изучение зимней суточной активности баргузинского соболя и его убежищ” (1956).
В период с 1957 по 1959 г. в заповеднике прорабатывалась тема “Стации баргузинского соболя и особенности распределения его плотности”, которую выполнял научный сотрудник Н.Г. Скрябин. Несколько позже Главохота выдвинула многолетнюю фронтальную тему “Факторы, определяющие динамику численности охотничье-промысловых, редких и ценных животных в заповеднике и смежных угодьях (соболь и белки)”, ответственными исполнителями последовательно были Н.Г. Скрябин, а после его ухода из заповедника в 1962 г. - Жаров В.Р. и Жарова Т.Н., а затем Черникин Е.М.
Результаты исследований Н.Г. Скрябина и двух публикациях (Скрябин, 1960; 1962) и нескольких отчетах за этот период. Основное внимание в них уделено изучению закономерностей распределения плотности соболя по стациям. Итоги работы В.Р. Жарова и Т.Н. Жаровой (1962-1964 г.г.) обобщены в рукописных отчетах (1963, 1966). Некоторые наблюдения за соболями в высокогорье изложены в одной из статей В.Р. Жарова (1971).
К шестидесятым годам численность соболя в СССР восстановилась настолько, что он из редкого, исчезающего зверька стал одним из основных объектов промысловой охоты. Усилия многих биологов дали положительные результаты. Изучение экологии соболя продвинулось достаточно далеко. Большую часть тех задач, какие могли быть выполнены с применением традиционных методик экологических исследований, в основном решили. Для дальнейшего продвижения вперед требовалось применение новых методик и упорная будничная работа по накоплению точных сведений.
В начале шестидесятых годов в связи с широким распространением среди соболей неизвестного накожного заболевания, Главохота предложила Баргузинского и некоторым другим сибирским заповедникам подключиться к изучению этой болезни. Именно по этой причине в период с 1964 по 1970 год автор статьи был назначен исполнителем темы “Экология баргузинского соболя в связи с заболеванием невыясненной этиологии”. Основные итоги исследований этого периода опубликованы в ряде статей (Черникин, 1968; 1969; 1970 а; 1970 б; 1971 а; 1971 б). Итоговый отчет по этой теме не был опубликован и хранится в виде рукописи в архивах заповедника, но его материалы послужили основой для кандидатской диссертации “Основные черты экологии баргузинского соболя” (1974). Вся дальнейшая работа автора также была посвящена изучению экологии.
Тематика работ, предлагаемых Главохотой, менялась, но основа их оставалась прежней - углубленное изучение аутоэкологии и популяционной экологии соболя. Между тем материальная база и методика исследований совершенствовались медленно, с большими трудностями. Значительный прогресс в работе наметился после широкого применения отлова соболей живыми и мечения их различными метками. Эта методика позволила брать пробы из популяции соболей заповедника, следить за их физиологическим состоянием, развитием молодняка и т.д. А массовое мечение впервые дало возможность получить точные данные о перемещениях зверьков. Исследования, проводимые в заповеднике, сочетались с изучением биологических проб, поступающих со смежной с ним опромышляемой территории. В результате появилась возможность получить разнообразный фактический материал решающее влияние оказывала численность соболей. В годы с ее высоким уровнем резко повышались эффективность отлова живых соболей, возрастал объем промысла, а следовательно и поступление биологических проб для проведения анализа. В годы депрессий численности количество поступающей информации снижалось и падала эффективность исследований. Тем не менее многолетние исследования позволили накопить достаточное количество фактического материала для того, чтобы осветить основные черты экологии и биологии соболя. При этом наиболее ценные и интересные сведения получены с помощью отлова и мечения. Так, например, удалось проследить за размножением соболей в природе. Установлены сроки гона, появление молодняка, величина выводка, развитие соболят в годы с различным уровнем кормовой базы, сроки распада выводков. получены достоверные сведения о перемещениях соболей разного пола и возраста в годы с различными условиями существования. Получены сведения о продолжительности жизни, индивидуальных особенностях поведения, о сроках линьки, убежищах, болезнях соболей. Прослежена динамика структуры популяции и численности соболей в различных биотопах. Изучено питание зверьков в различные сезоны и различных биотопах, получены сведения об индивидуальных особенностях питания и т.д., и т.п. Все это нашло отражение в серии публикаций (Черникин,1968; 1969; 1970 а; 1971 а; 1971 б; 1974; 1975; 1978 а; 1978 б; 1979 а; 1980; 1981; 1984 а; 1984 б; 1988; 1990; 1991; 1995).
Последние десятилетия, помимо автора статьи, к исследованиям соболей подключались и другие биологи. В частности, в период с 1981 по 1985 год в выполнении темы “Изучение структуры популяции и биотопического размещения баргузинского соболя” и “Разработка научных основ охраны, воспроизводства и рационального использования популяций баргузинского соболя” участвовал директор заповедника Г.А.Янкус. Им собирались материалы по опромышляемым территориям, с севера примыкающим к заповеднику, вплоть до долины Верхней Ангары. Итогом этой работы явились рукописные отчеты. Несколько ранее Г.А. Янкусом совместно с А.В. Дворядкиным опубликованы тезисы “Общие проблемы в изучении динамики численности соболя” (1979). В этот же период Дворядкиным публиковались некоторые материалы о динамике численности соболя на территории северо-восточного Прибайкалья и высказывались теоретические предпосылки к эксплуатации соболиных популяций (Дворядкин, 1979; 1980; Дворядкин, Тронин, 1981).
Для семидесятых годов среди биологов характерно массовое увлечение идеями А.Л.Чижевского (1976) о цикличности самых разнообразных биологических явлений в биосфере земли, связанной с космическими факторами и, в частности, с периодичностью солнечной активности. Эта тенденция нашла отражение и в работах, посвященных динамике численности баргузинского соболя (например, в статьях А.В. Дворядкина, Ю.А. Дармана). Эти же вопросы затрагиваются в курсовой работе Ю.А. Дармана “Динамика численности соболя северо-восточного Прибайкалья” (1978), рукопись которой находится в фондах заповедника. Этим исчерпывается перечень основных исследований. посвященных проблеме соболей северо-восточного Прибайкалья. Мы намерено не включили сюда работы, касающиеся баргузинских соболей, вывезенных из Прибайкалья с целью акклиматизации и пополнения племенного стада звероферм. Список таких работ очень велик, но условия обитания и содержания (если это относится к клеточным зверям), столь значительно отливаются от условий Прибайкалья, что было бы некорректным безо всяких оговорок относить полученные результаты к аборигенному соболю.
В заключение следует сказать, что несмотря на значительный прогресс в области изучения соболя, многое в его биологии и экологии еще остается неясным. Требуются новые совершенные методики и большой труд вдумчивых бескорыстно преданных делу исследователей.



Каталог сайтов

Поиск

Подарки ручной работы


Питомник мейн кунов

Copyright MyCorp © 2020
Создать бесплатный сайт с uCoz